“To tell the truth is revolutionary” ― Antonio Gramsci

Алёна Агеева: В начале революционного становления Советского Союза роль женщины в обществе была фактически равна роли мужчины

Опубликовано 03 юния 2019 года порталом “Крик народа” (IL GRIDO DEL POPOLO)

 

Алёна Агеева. Родилась в 1970-х годах в городе Ростове-на-Дону в пролетарской семье рабочих, происходящих из этнических донских казаков. С конца 1980-х приняла самое активное участие в комсомольской общественно-политической интернационалисткой деятельности, работая в «Интербригаде имени Виктора Хары» по всему пространству Советского Союза. После развала социалистического государственного проекта, в 1992 году поступила на «Факультет Философии и Социологии» Ростовского Государственного Университета, успешно окончив его дипломированным философом-культурологом в 1997 году. Параллельно с обучением в Университете, стала активным членом леворадикальной экстремисткой Национал-Большевистской Партии – НБП (возглавляемой политиком и писателем Эдуардом Лимоновым). В 1994-1995 годах стала одним из региональных лидеров Национал-Большевистской Партии, покинув ряды организации по идеологическим расхождениям с руководством в 1999 году. 

1999-2000 С января 1999 года у Алёны Агеевой активизировалась переписка с давним товарищем по «Интербригаде им. Виктора Хары» – Володей Рохо Кастелльяносом. На тот момент Володя Рохо Кастелльяносом – был команданте одного из Континентальных южных мобильных партизанских подразделений Сандинистской Армии. В 1999-2000 гг., во время право-либерального режима «сомосиста» Президента Арнольдо Алеманя, Алёна Агеева проживает и занимается политической-просветительской деятельностью в никарагуанском городе Леон – в Штабе командования Континентального южного мобильного партизанского подразделения. Во время жизни и активной деятельности в Никарагуа А.Агеева занимается преподавательской деятельностью в «Народной Сапатистской Школе».

В 2001 г. А.Агеева возвращается в Россию, поступает в Аспирантуру Ростовского Государственного Университета, где по научной дисциплина «Социальная Философия» пишет диссертационный проект под названием  “Процесс социализации субкультурной политизированной леворадикальной молодёжи в российском обществе 1990-х-2000-х гг.”.

В 2004-2007 годах преподаёт студентам политологам курс «История политических теорий и методология социальных процессов» в одном из коммерческих Гуманитарных Институтов г. Таганрога

1999-2010 – большой период, с одной стороны невесёлой , но стабильной эмуляции “зрелости” и “социализации”: поступила в аспирантуру, написала защитила диссертацию по социальной философии под названием “Процесс социализации субкультурной политизированной леворадикальной молодёжи в российском обществе 1990-х-2000-х гг.” Получив степень кандидата социологических наука, я 4 года преподавала студентам политологам “Историю политических теорий и методологию социальных процессов” в одном коммерческом ВУЗе, расположенном в г. Таганроге.

С 2011 г., когда в контексте своей научно-практической деятельности (А.Агеева работала старшим научным сотрудником и аналитиком в области кавказоведения в «Центре системных региональный исследований и прогнозирования»), активно курируемого представителями российских спецслужб, по причине А.Агеева самостоятельно уволилась из структур академической науки и занялась независимой социологической деятельностью. В свободных условиях Агеева инициативно занялась проведения фокус-групп в разных городах, районных центрах региона (среди самых разных социальных страт), плюс занялась с единомышленниками по лаборатории независимыми (эмпирическими) соц исследованиями, опросами. Подведя итоги проделанной инициативной анти-конъюнктурной работы, и весь корпус объёмного итогового материала подвергли синоптическому анализу – результаты оказались более, чем плачевными. В 2011-2012 гг. А.Агеева продолжила независимую социологическую исследовательскую   деятельность в качестве научного эмиссара от испанского офиса Международного независимого института EurasianHub.

В 2012 А.Агеева становиться основателем и координатором Южного филиала «Российского Общества Дружбы с Кубой». В итоге, в 2012 г. она была отобрана в летний политический лагерь на Кубе, которые проводиться под эгидой Интернациональной Бригады добровольного труда «Хосе Марти» (но слово «труд» там больше для формальности, на самом деле там предоставлялось место для сугубо политического марксистко-маоситско ленинского собрания, представителей со всех уголков мира, преимущественно представляющие оппозиционные, нелегальные организации. Этот лагерь – нейтральное место, предоставляемое для «не остывших» леворадикалов континентов». Оно именуется Международный лагерь им. Хулио Антонио Мелья (СИХАМ), расположено на невысоком плато маленького горного селения в центре Кубы. В том исторически значимом для А.Агеевой международном собрании; были представлены иранцы из «Туде», Афганцы-маоисты, ливанские коммунисты, представители радикального крыла Социал-Республиканской Партии Ирландии, бывший начальник контрразведки Гондураса, который до военно-демократического государственного переворота служил ещё при там при «Красном Режиме» и много других, чьи лица не должны фигурировать ни на каких сайтах. Собственно, после этого неформального интернационалисткого совещания, А.Агеева принимает решение выйти из организации курируемой МИДом России вышла из Южного филиала «Российского Общества Дружбы с Кубой». Но дальнейших разговор с вышеописанными товарищами, знакомство с серьёзными людьми с Континента, с людьми из “Фонда Уго Чавеса”, «Фонда Симона Боливара» – с секретарём “Torino Unione di Antonio Gramsci”, в принципе, и положил начало (в конце 2012 г.) того, что в настоящее время через Алёну Агееву – единственного женщину-Сетевого Комиссара (и только через меня пока, потому как другие координаторы (сетевые комиссары) и члены 16 -ти сетевых ставок в Европе, Америке и Азии ещё не “подняли забрало”, пока не время) пользователям ФБ известно как «Интернациональная сетевая группа (позже – Интернационал Социального Боевого Действия) «Юго-Восточная Звезда».

Помимо многолетней интернационалисткой политической деятельности, охватывающей Европу, Азию и Америку, Комиссар ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЗВЕЗДЫ Алёна Агеева известна в различных европейских и американских электронных и печатных изданиях как леворадикальный политический обозреватель и аналитик.

С 2014 года собственный постоянный корреспондент в Восточной Европе основного печатного журнала испанской политической коалиции «Izquierda Unida» – «La Gaceta de Los Miserables»

С 2018 года – Главный редактор Независимого интернационалистского Интернет-портала resistentiam.com

В настоящее время,  свободное от международной общественно-политической деятельности, Комиссар Алёна Агеева готовит к изданию две свои первые, написанные за несколько последних лет книги – сборник эссе-воспоминаний о работе и жизни в различных странах Латинской Америки «БОСИКОМ ПО ПЫЛАЮЩЕМУ КОНТИНЕНТУ» и культурологически-сексологическое научно-практическое исследование «ПАРАСЕКС: РЕВОЛЮЦИОННЫЙ РЕВАНШ МОДЕРНА».

 

 

Прежде всего, скажите мне, товарищ Алёна, каково положение женщин в российском пост-переходном обществе сегодня, и может ли оно сравниться с положением женщины в социуме Советского Союза?

Вопрос очень интересный, товарищ Гордан, и уложиться в короткий ответ в формате интервью – очень сложно; это большая и неоднозначная тема для историко-социологического и практического исследования, в результате которого можно сделать объективные выводы. Но я попробую ответить, для начала апеллируя к истории, – без  обращения к ней ответить на такой вопрос я не смогу. Дело в том, что роль женщины в истории Советского Союза, – начиная с 1917 года и заканчивая эпохой так   называемой горбачевской Перестройки, – была неоднородной; она претерпевала поэтапные изменения. В начале революционного становления Советского Союза роль женщины в обществе была фактически равна роли мужчины, – достаточно вспомнить имена женщин – комиссаров и многочисленных и активных общественно-политических и производственных деятельниц, – и это закономерно: ведь заданные Великой Октябрьской Социалистической Революции планки общественной роли освобождённой женщины были высоки. При этом очень многое в становлении советских женщин зависело от их собственного самосознания, – часто более тянущиеся к образованию и прогрессу женщины командовали мужчинами. Я считаю, что что открывшиеся с революционными изменениями перспективы раскрепощения женщины являли собой подлинную эмансипацию, настоящую феминизацию, которую можно назвать явлением высокого Модерна: когда женщине в формирующемся социалистическом обществе отводилась достойная, равнозначная мужчине роль, предоставлялись соответствующие уровню развития и гражданского сознания доступные социальные «лифты». Однако ко времени так называемого «застоя», – социально-политического системного кризиса в Советском Союзе, роль   женщины в общественно-политической жизни менялась в худшую сторону, – и это, безусловно, также говорило о регрессе Системы..                                                                                                                                           Сегодня, как ты правильно сформулировал, российское общество до сих пор находится в пост-переходном периоде: наступающие культурные нормы капитализма уживаются с оставшимися в общественном сознании на уровне архетипов советские нормы,   благодаря чему современная женщина в России так же способна проявлять свободолюбие – несмотря ни на какие препятствия, осуществлять выбор своего жизненного пути, – как это  было свойственно уже на протяжении десятков лет  нескольким поколениям советских  женщин. Во-вторых, в условиях наступающего Капитала с сегодняшней РФ социальный статус женщины претерпел изменения. Те, кто задаёт новые нормы, – правящий класс и  служащие им СМИ, – занималось общественно-идеологическими манипуляциями, формируют из пассивных представителей молодёжи консюмеристов, идеальных потребителей, лишенных навыков социальной солидарности. В этих условиях молодые женщины в борьбе за свои права, в лучшем случае, предпочитают возможность вести свой бизнес или идти по карьерной лестнице, приняв при этом странные «правила игры» так называемой «гендерной» борьбы против патримониальных ценностей, мечтая быть бизнес-леди или успешными государственными чиновницами. В худшем случае, – если путь в бизнес-элиту или в чиновничий государственный аппарат им оказался недоступен, наиболее активные из них пополняют ряды современных воинствующих феминисток. Возможно это может не понравиться сегодняшним прогрессивным девушкам и женщинам Европы, но лично я, равно как и мои соратницы по интернационалистскому движению, избегаем использовать в своей политической среде термин «феминизм», – как феноменологически, так и концептуально считая его спорным, во всяком случае – дискуссионным. Предпочитаем ему – базисное и исторически обоснованное, несколько винтажное понятие «эмансипэ», – ведь то, что в современном обществе называют феминизмом – является мускуланизаций женщины, и их социально-организованного вызова маркируется исключительно в психо-историческом аспекте, где «гендерный вопрос» представляет его субъект в виде некоей аполитичной мстительной жертвы. Как смешон на фоне глобальных катастрофических проблем нашего мира, чёрт возьми, – весь этот феминистский акционизм с жалким требованием бесконечного количества прав! И всё это – в откровенной либерально-капиталистической парадигме! Невозможно представить в этой роли таких законодательниц фундаментального эмансипированного женского облика, как – Александра Коллонтай, Роза Люксембург, Фрида Калло или пламенные бойцы Ульриха Майнхоф и Фусако Сигэнобу, – которые вместо прямого социального действия и выхода на классовую борьбу «клянчат» свои права в уличных выступлениях с транспарантами, где надписи кричат о каком-то репрессивном сексизме и гендерном насилии…

«Сделать себе старт» в бизнесе или карьере на самом же деле имеют возможности десятки, единицы из подавляющего большинства, – выходцы из семей представителей из мизерного среднего класса, сформированным правящим классом и государственными чиновниками, остальные – обречены   на прозябание в поисках возможности получить любую работу, – ведь даже достойное образование сейчас доступно не каждому. Многие представители молодёжи это уже, наконец, поняли и – готовы влиться в волну протестных волнений…

Я знаю современных девушек, которые, начав мыслить самостоятельно, желают участвовать в общественно-политической жизни. Они также не желают принимать капиталистические нормы, отчуждающие человека от человека, делающие женщину предметом торговли. У них сформировалось самосознание себя как общественно-творческой единицы, способной к личностному росту. Они понимают: если тебя отталкивает пассивная роль, предназначенная тебе капиталистическим обществом – не жди каких-то сверхлёгких путей для себя, просто потому, что ты – женщина, – и это, наверное, основное. Это внушает мне надежду, потому что общество, которое формирует не только мужское начало, имеет перспективы для развития революционного сознания вообще.

Вы – один из главных комиссаров нового левого движения боевого социального спонтанного действия – движения сопротивления “Юго-восточная звезда”, являющегося международным, которое в вашем, южно-российском сегменте, входят более ста добровольцев, женщин и мужчин. Как вам удаётся справляется со своими обязанностями, учитывая, что вы семейный человек?

– Ну, во-первых, я бы не сказала, что справляюсь со всеми своими обязанностями сама – это было бы невозможно без помощи товарищей. При зарождении Интернационала Боевого Социального действия ЮГО-ВОСТОЧНАЯ ЗВЕЗДА мы сформировали правила существования её как марксистской организации, в самой основе деятельности которой заложен принцип коллегиальности (за исключением, конечно, часа Х, когда неизбежно, согласно историческому закону, принимать решение приходится кому-то одному. Однако даже при таких принципах всё же часто de facto последнее слово и решение остаётся зачастую за кем-то одним из сетевых Комиссаров. Решения, принимаемые часто непросто и не большим количеством членов организации, со временем, при численном росте, вырождаются в громоздкие, с большим количеством писанных и неписанных правил, затрудняющих саму деятельность организации. Но ведь за нашей спиной – уже более чем столетний опыт компартий самых разных стран, отсчитывая Французской коммуны… Можно сказать, что у нас – священный эгалитаризм. И нам, ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЗВЕЗДЕ, в принципе повезло – мы живём в стране, некогда преображенной Великой Октябрьской Революцией, которая за полвека до явления в США феминизма, провела вполне адекватную эмансипацию общественного строя, достигнув десятилетий существования равного положения женщин в общественно-политическом поле… Лично мне справляться со своими комиссарскими обязанностями помогает регионально-этнический фактор: на Юге России, как и вообще, в большинстве её окраин, где расселялось казачество, традиционно роль женщин была на высоте и не сравнима с той же ролью в центральной России. По той простой исторической причине, что мужское население нередко отсутствовало в казачьих станицах – оно было на учениях, оставшиеся же казачки должны были уметь не только воспитать детей, сохранять быт и обычаи, но – если придётся, с оружием в руках защищать от врагов свои станицы, ведь окраинная Россия соседствовала с  разными народами и этносами, часто – как на Кавказе, далеко не дружелюбными к казакам. Так сформировалась ментальность женщины Юга России: самостоятельность в принятии решений, умение не только хозяйствовать, но и воевать. Я уже не буду углубляться в наши генетические Сарматские Древности, где военно-демократическом коммунитаристском мире сияли наездницы-амазонки, избранные вожди степных кочевых племенных союзов…

Так что то, что я – семейный человек, – у меня есть дочь-подросток, – лишь добавляет силы в мою гражданскую осознанную уверенность в необходимости борьбы с Капиталом, подминающим под себя весь мир и обезличивающий молодёжь.

Однако мне приходится в своей деятельности часто сталкиваться с очень странной реакцией многих новых контактных лиц в социальных сетях, часто среди тех, кто причисляет  себя к радикально левому политическому лагерю (что априори подразумевает поддержку  женщин – политических активисток): как только некоторые из моих новых «френдов» узнают, что я являюсь лидером, – вернее, одним из лидеров, марксистской интернационалисткой организации,  – сразу переходят на ироничный тон, подразумевая, по умолчанию, – «что можно ожидать от женщины в политической борьбе?»; – и в дальнейшем проявляют необъяснимое недоверие. Да, я – комиссар сетевой Ставки российского сегмента интернационалистского резистентного движения “ЮГО-ВОСТОЧНАЯ ЗВЕЗДА”, который здесь насчитывает 117 человек активных добровольцев, – 98 бойцов и 19 верных боевых соратниц. И на меня возложена постоянная и одновременная связь с 17-ю сетевыми Ставками из 17-ти стран мира; а также частично представляю ЮГО-ВОСТОЧНУЮ ЗВЕЗДУ в социальных сетях, с тех пор, как мы решили выйти таким образом наружу. На меня, как и на других комиссаров, возложено много обязанностей: координировать динамичную международную работу и организовывать встречи зарубежных товарищей, распределять силы и возможности членов ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЗВЕЗДЫ в подготовке международных мероприятий и операций и некоторые другие обязанности. Но такое количество обязанностей в организации дел возникало постепенно, по мере её роста и развития, и мы долго шли к настоящему этапу – превращения ЮВЗ в интернациональное движение, поэтому эти обязанности воспринимаются мною органично. Мне помогает мой интернациональный жизненный опыт: еще с юности участвуя в движении Интербригад, общаясь там с товарищами из левых движений, в основном – из латиноамериканских стран, у меня сформировался образ политически активной женщины-активистки. Я помню, как среди чилийских участников Интердвижения с особой трепетностью относились к девушкам-коммунисткам из Латинской Америки, приехавшим в нашу страну учиться из стран с фашистскими режимами, – некоторые чилийки побывали в застенках пиночетовского режима. У одной из них во время пыток в тюремной камере отбили почки, ей часто бывало плохо. Я дружила с ней, как со старшей подругой. Поэтому у меня свои счеты с капиталистическим нео-колониализмом, порождающем бесчеловечные режимы, в которых даже в наше время, – как в Гондурасе, Пуэрто-Рико и в Аргентине, – бесчинствуют ультра-правые «Эскадроны смерти» и проправительственные парамилитарес Aguilas Negras, а также подобные им.  В подростковом возрасте идеалом подражания для меня, были не поп- или даже рок-звёзды, а такие женщины-коммунистки,  как испанский лидер компартии Долорес Ибарурри; моя чилийская подруга Соня Коррильо, принимавшая участие в вооруженной городской террористической борьбе Movimiento de Izquierda Revolucionaria – против режима Пиночета; – или как Ашраф Дехгани, – о ней я узнала также в трудовой Интербригаде им. В. Хары иранские подпольщики – коммунист Джамшид и активист «Тудэ» товарищ Тэймури,  политическими эмигрантами, которые после окончания московского Университета Дружбы Народов (УДН) учились в аспирантуре. — иранская коммунистка, партизанка, в восьмидесятые годы  ХХ в. ставшая лидером народных партизан-фидаинитов. Это движение, верное южно-азиатской модели марксизма, откололось от иранской партии ОФПИН из-за приверженности её национализму. Ашраф Дехгани возглавляла группу сопротивления иранских партизан-фидаинитов против шахского режима, а затем – и против последующей исламской фундаменталистской диктатуры, которая, естественно, оказалась ещё более бесчеловечной и антисоциальной, чем про-капиталистическая, но всё же секуляризированная и, во многом демократичная династия Пехлеви, свергнутая кровью, ружьями и героизмом прогрессивных социалистических и коммунистических иранских формирований. После того, как власть в Иране в ходе Исламской революции сменилась режимом религиозных аятолл, Ашраф несколько раз была арестована спецслужбами – «Корпусом Стражей Исламской Революции», подвергалась пыткам в тюрьме, но не сломалась – совершила успешный побег и продолжила борьбу… Сейчас мы занимаемся переводом и изданием её автобиографической книги о борьбе “Torture and Resistance In Iran”, и с Дехгани у меня существует опосредованная связь. А в 1999 год, когда я некоторое время проживала и работала в сандинистской Никарагуа, в городе Леон, – мне выпала честь пожать руку Команданте Доре, – известной как одна из лидеров Сандинистской Революции. В конце 90-х Дора Мария Тельес являлась Боевым Бригадиром штаба Западного партизанского фронта Сандинистской Армии Национального Освобождения (Бригада имени «Ригоберто Лопес Перес»).  В настоящее время несломленная, несмотря на солидный возраст, героическая никарагуанская революционерка (которую, кстати, в одной из своих книг описал сам Габриэль Гарсиа Маркес) также занимается политикой, считая нужным быть в числе «оппозиции слева» единоличному лидеру СФНО Даниэлю Ортега.

 

Можем ли мы с этой точки зрения современного общества наблюдать революционную борьбу в настоящее время так же, как наши идеологические предки наблюдали более ста лет назад?

Держать руку на пульсе времени, – это наш гражданский долг: нельзя пропустить момент, когда полулегальная деятельность должна будет смениться открытой революционной борьбой. Я имею неколебимое убеждение, которое разделяют мои товарищи по ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЗВЕЗДЕ, что недалеко то время (ориентировочно, весна 2022 года) – к которому мы активно готовимся, и своей борьбой также стараемся приблизить, – когда во всём мире один за другим зажгутся огни Революции, выжигающие весь старый капиталистический миропорядок; а затем – начнётся глобальное построение нового, справедливого и по-настоящему цивилизованного общества. Не гарантирую, что эти процессы начнутся, в этот раз, именно с России, несмотря на то, что нами ведётся активная подготовка к этому в окраинных регионах страны – Юг России, Нижнее Поволжье, Северный Кавказ и часть Закавказья, Южный Урал, Западная Сибирь. Я не буду преувеличивать, в данных регионах наших активных и верных соратников не головокружительно много; наша организация в деле интеграции добровольцев делала всегда ставку ни на количества, а на качество наших боевых единиц. Да, Россия – как объект вооруженного революционного действия, с одной стороны – очень важен как детонационная функция – для остальных, более маленьких стран Европы и Азии, кроме того, идеологически грамотного и имеющего минимальную физическую и боевую подготовку человеческого потенциала, – у нас в перечисленных регионах страны уже достаточно набралось к 2019-му году. Но, с другой стороны, Россия – огромная евроазиатская страна, вступившая на путь капиталистического развития 2-й раз в истории, – и по этой причине опоздавшая к разделу «мирового пирога» (глобализация, как мы можем понять, вникнув в историю, происходит не в первый раз, и каждый раз – на основе гегемонии той или иной буржуазной империи; сейчас это – бывший противник бывшего, равного с ним по силе, Советского Союза – США, которые, несмотря на то, что многие пророчат им скорый конец господства, всё еще благополучно являются мировым гегемоном в однополярном мире). По своему экономическому развитию наша страна занимает сейчас очень не передовое место в топе, едва ли не равное странам третьего мира. Поэтому здесь каждому общественно-политическому субъекту, не спонсируемому государством, нужно самому изыскивать средства для существования, и не просто существования – активной деятельности.  Для существования и реализации революционного потенциала Юго-Восточной Звезды также необходим некоторый экономический минимум. То, что составляет наши ТОФ (Товарищеские Общинные Фонды) в российском сегменте ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЗВЕЗДЫ, – если пополняется, то почти сразу истощается, несмотря на то, что мы активно собираем суммы для их пополнения, зарабатывая, часто крайне ограничивая себя в личных средствах. Элементарный программный минимальный бюджет Фондов российских Сетевых Ставок требует сегодня денежные средства: для учебного вооружения для военно-полевых сборов, приобретения единиц специальных технических средств, старого автотранспорта, подкупа мелких региональных чиновников, а также сотрудников правоохранительных органов и, в первую очередь, – для осуществления координирующих личных поездок (которые требуются при налаживании очередной зарубежной ставки организации или очередного интернационального мероприятия), и т.д. и т.п. Но капиталистическая фикция под названием «глобальный кризис» имплицирована в наш мир, чтобы сегодняшний пролетарии, – как и все трудящихся по найму, начиная от рабочего крупного предприятия и шахтёра, заканчивая программистом и фрилансером, – даже не помышляли о возможности сопротивления, о возможности сообща переломить хребет Капиталу и вновь построить общество на новой, справедливой социально-экономической основе. Чтобы заботились только о том, как элементарно выжить, не оставить голодными себя и свои семьи, живя на грани существования. В настоящий момент наши товарищи, наш боеспособный контингент, в принципе, преодолели этот барьер, научились за годы революционной аскезе – во имя организации, приближающей череду Революционных Действий в регионах, – локомотив грядущих серийных Революций в Европе, России и Южной Азии. Межрегиональные революционные комитеты, которые активно формируются во всех странах, где существуют Сетевые Ставки или первичные организованные формирования ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЗВЕЗДЫ, – созданы для того, чтобы в конечном итоге «зажечь» федеральные центры и столицы, которые являются сегодня фундаментами Мирового Капитала. В нашу интернационалистскую сеть, на настоящий момент, входят куда более маленькие страны – с намного более уязвимыми структурами безопасности местных правящих классов, чем в РФ. В этой связи экономический товарищеский баланс российского сегмента ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЗВЕЗДЫ в текущий момент тратится намного активнее, чем пополняется: наши расходы идут, прежде всего, на авиаперелёты и железнодорожные переезды – в направлении тех малых, но революционно перспективных стран, о которых я только что сказала. Цель этого политического маршрутирования – очные групповые встречи в местах, отдалённых от возможного контроля спецслужб; инструктаж от более опытных товарищей; совместные военно-полевые тренинги. Максимальная мобилизация интернационального добровольческого человеческого ресурса включает 5-8 опытных бойцов от 7-ми стран, «туристами» едущих в стратегически избранную страну, – с целью подготовки революционного прямого действия.  В этой стране они должны подготовить нужную почву – в момент наивысшей готовности там коммунистов – наших соратников, чтобы в момент вызревания революционной ситуации «выстрелить» не просто массовыми митингами, а самым полноценным резистентным анти-конституционным и децентрализующими революционным переворотом. Далее в соседних странах всё пойдёт по принципу «бикфордова шнура».

В подкрепление данной стратегии, которая ранее нигде не раскрывалась в открытом медиапространстве,  хочу процитировать одновременно творцов и героев Великой Октябрьской Социалистической Революции – товарища Сталина и товарища Троцкого; последний, кажется, тебе, тов. Гордан, не близок, но всё же рискну. Сталин в труде «Об основах ленинизма» от 1924 года писал: «… свергнуть власть буржуазии и поставить власть пролетариата в одной стране – еще не значит обеспечить полную победу социализма. Упрочив свою власть и поведя за собой крестьянство, пролетариат победившей страны может и должен построить социалистическое общество. Но значит ли это, что он тем самым достигнет полной, окончательной победы социализма, т.е. значит ли это, что он может силами лишь одной страны закрепить окончательно социализм и вполне гарантировать страну от интервенции, а значит, и от реставрации? Нет, не значит. Для этого необходима победа революции по крайней мере в нескольких странах. Поэтому развитие и поддержка революции в других странах является существенной задачей победившей революции. Поэтому революция победившей страны должна рассматривать себя не как самодовлеющую величину, а как подспорье, как средство для ускорения победы пролетариата в других странах. Ленин выразил эту мысль в двух словах, сказав, что задача победившей революции состоит в проведении “максимума осуществимого в одной стране для развития, поддержки, пробуждения революции во всех странах”. Товарищ Троцкий уже в 1930 году в фундаментальной, хотя и спорной, книге «Перманентная Революция» – оставил нам очень важный месседж, особо глубоко понимаемый нами спустя 90 лет: «…Революция, в том смысле, какое Маркс дал этому понятию, значит революция, не мирящаяся ни с одной из форм классового господства, не останавливающаяся на демократическом этапе, переходящая к социалистическим мероприятиям и к войне против внешней реакции, революция, каждый последующий этап которой заложен в предыдущем, и которая может закончиться лишь с полной ликвидацией классового общества».

Неизбежность мировой социалистической Революции, о которой говорил К. Маркс, доказывается в наше время – она идёт поэтапно, но постоянно: – мы знаем о героической борьбе коммунистов-комбатантов из Индонезии, ведущейся прямо сейчас.  О поднимающемся народном гневе латиноамериканцев против попыток США возобновить господство в их регионе, причем, чем больше удаётся им это сделать, как произошло недавно в Аргентине, Бразилии и Эквадоре, тем более мощным будет сопротивление. Однако в Европе, как и у нас, в России, пока далеко до сознательной воли трудящихся, готовности встать против наступающего Капитала. На старом европейском континенте  появившимся наконец «Новым Левым» предстоит еще много и много работы – и прежде всего необходимо совершить, как писал А. Грамши, «революцию в сознании эксплуатируемых классов», организоваться внутри себя, сплотить ряды борцов в единые Народные Ополчения. Наша цивилизация, возглавляемая неолиберальной правящей элитой, приблизилась к тупику. Её кризис может привести либо к третьей Мировой –  стоит в отдельно взятой «горячей точке» кому-то из сторон, бьющихся за ресурсы и влияние, в азарте слегка «пережать», и равновесие в мире нарушено; либо – происходящая ныне во многих странах Евросоюза нацификация, генерируемая и активно экспортируемая президентской командой господина Путина, заведёт Юго-Восточную Европу, а затем и всю остальную Европу в «объятия нового фашизма». Если же возникнет хотя бы в одном из регионов мира массовое народное движение Сопротивления, – резистентная волна приведёт к явлению, напоминающему снежный обвал в горах: когда достаточно выстрела в одном месте, и вниз устремляется лавина. Я надеюсь, что мы с Вами будем свидетелями и участниками осознанного Социалистического сопротивления… Однако на этот раз новая социалистическая Революция, идущая в авангарде борьбы, возникнет, на мой взгляд, не в Европе. Мы уже наблюдаем возникновение резистентной волны в странах «третьего мира»: общаясь с представителями левых партий и движений Латинской Америки и Юго-Восточной Азии, мы убедились в том, насколько они «пассионарны» и полны революционной энергией. Об этом же свидетельствует огромная протестная лавина, прокатившаяся по Индии: в этих демонстрациях достаточно ясно поставлены и заявлены цели,    и   очень знаково, что во многих городах и городках Индии манифестации проходили под знамёнами с серпом и молотом и транспарантами с портретами В.И. Ленина.

Мое личное мнение таково, что сегодняшние современные левые сталкиваются не только с внешними рисками и проблемами, но и внутренними, создающими препятствия для общей идеологической борьбы с международным капиталом. Эти вещи порождаются неопытностью, – потому, что они действительно не знают, как происходят реальные классовые битвы? Что вы думаете об этом?

Да, я согласна с тобой, – одной из главных проблем в настоящий момент является то, что старые европейские компартии и соц. движения, претерпев серьёзную девальвацию  социалистических марксистских идей, стремительно  теряют электорат и сочувствующих. Набрать былую силу им возможно лишь в том случае, если у политических активистов, старых или новых, постепенно выдвигающихся из народа, хватит мудрости, чтобы понять, что пришло время для серьёзного переформатирования всего комплекса взглядов, вместе с творческим переосмыслением опыта своей организации и всего мирового опыта, не заслоняясь ничем от сложной, постоянно меняющейся реальности и рисков, поставленных перед ними историей. Я далека от того, чтобы принимать очередную волну европейских протестов, таких, как современное «движение желтых жилетов», за начало революционного подъема масс в Европе. Подобные хаотичные протестные выхлопы, локальные или даже многотысячные, в Европе случаются почти каждый год, не выходя за пределы выдвижения конкретных, не столь значительных требований, продиктованных сиюминутными экономическими проблемами. Чтобы понять, почему это происходит, достаточно проанализировать эти требования. Тогда видишь, что всё это походит на зеркальную амальгаму, отражающую быстро сменяющиеся картинки. Проблема, мне кажется, в том, что возникновение широкого протестного движения не совпадает с выдвижением сильных лидеров, которого пока не происходит. Они должны быть твёрдо уверены, под какими требованиями, выражающимися в нарушенных буржуазией социальных потребностей трудящихся, вести в борьбе народ, и куда направлять стихийную протестную энергию. Если же лидеры есть, к сожалению, они не проходят «искушения властью»; часто встречается такая закономерность: объединения активистов в партию или движение не успевает пройти до зарождения общественно-политического массового движения, до прихода к ним трудящихся масс, которые уже не в состоянии жить по-прежнему и готовы протестовать даже стихийно: «костяк» лидеров-активистов легко деформируется под воздействием личных амбиций. А прокатывающиеся по социально-политическому ландшафту неорганизованные, стихийные протестные, движения, пусть они и собирают десятки тысяч, но проходят без четких политических лозунгов, выходящих за пределы сиюминутных проблем, – обречены на регрессивный спад, вызывая тем самым в дальнейшем политическую апатию массового знания. А это недопустимо.  Следующий комплекс проблем я бы назвала влиянием человеческого фактора, когда главным препятствием социальной революции является катастрофический отрыв партийной верхушки от низовых её членов. Это происходит часто – порой с быстротой молнии, когда уже при начале формирования партии или движения активисты больше заняты своими расхождением с товарищами по различным теоретическим вопросам, – оставив незамеченными по сути для себя вдруг возникающие время от времени в условиях  кризисного капиталистического существования внутренние, ментальные запросы народных масс радикальных социальных перемен! Нельзя быть до конца объективным, взирая на прошлое с высоты своего времени. Однако, если вспомнить исторические «уроки», одним из ярких примеров подобной ситуации является, отделённый от нас ровно на сто лет, опыт Германской революции. В её начале существовали все признаки революционной ситуации, а затем – последовал трагический провал, закончившийся расстрелов двух сильнейших, наиболее вероятных лидеров – Розы Люксембург и Карла Либкнехта. Остальные представители партийной верхушки немецкой социал-демократической партии оказались втянуты в бесконечные теоретические политические дебаты, не замечая страданий своего народа. Молодые представители трудящихся масс вернулись со страшной империалистической войны, обретя страшное, запоздалое понимание: патриотизм ни в коей мере был не при чем, и это – навязанная правящими элитами бойня, унёсшая огромное количестве их друзей. В этом случае немецкой партийной верхушке нужно было только более чутко прислушиваться к массам. Они же, как мы «видели» в талантливой прозе немецкого писателя Э.М. Ремарк – участника боёв на западном фронте, – выведя молодёжь на демонстрации, привели  к своим штабам (из которых не выходило решительно никаких максим) – и бросили, чтобы возмущенные и фактически готовые к бунту люди по много часов растерянно ожидали следующих призывов штабных партийных лидеров. «Расстрелянная солдатскими винтовками германская революция» в причине своей имела предательство лидеров, которые не смогли в нужный момент повернуть эти солдатские винтовки против общего врага – немецкой буржуазии, нажившейся на войне. Левое движение в Германии захлебнулось, хотя – в нём был огромный потенциал. А протестными настроениями немецкой фронтовой молодёжи воспользовалось пришедшее на смену левому радикально правое национал-социалистское движение

Появившийся после второй мировой войны восточный блок – был под большим влиянием страны-победителя – СССР. Однако приход после смерти товарища Сталина к власти меньшевика-деревенщину и псевдо-коммуниста Хрущева приостановил прогрессивное развитие как СССР, так и социализма в странах Восточной Европы, породив через какое-то время массовый застой 80-х.  Те надежды, которые разделяли европейские социал-демократы 90-х годов, взирая на изменение социально-политического ландшафта своих стран, не могли не оказаться всего-навсего иллюзорными. Перестройка 90-х оказалась – Термидором, а вместо преобразования коммунистических партий стран Восточного  блока в соответствии с запросом истории произошла девальвация всех левых ценностей; за этим уже недалека была и победа комплекса нео-либеральных идей, общих для Западной Европы того времени.

Возможно, я повторяюсь, но мне и моим товарищам кажется, что тот самый, близкий и не уходящий с политической арены долгое время в ХХ г. «призрак Коммунизма», о котором писал советский поэт Владимир Маяковский, покинул окончательно европейский континент. Возможно, он обретёт яркие и живые краски в Индии, Юго-Восточной Азии, странах ASEAN и, возможно, в Балканских странах Европы. Во всяком случае, новый социалистический эксперимент, в котором будут задействованы все творческие силы современных прогрессивных масс трудящихся, на этот раз начнётся в одной из стран третьего мира. Поэтому мы заняты активным налаживанием интернациональных связей как со странами Востоке Азии, Индостана, так и со странами «пылающего континента» – Латинской Америки.

Сейчас же пока в Европе всё чаще побеждают нео-консервативные, право-популистские политические силы, производящих медленную,  но упорную нацификацию Европейских стран с помощью крипто-фашистских идей, запылённых и, казалось бы, историей отложенных в самый дальний угол… Нового фашизма – вот чего нам нельзя допустить в Европе ни в коем случае.

Однако мы не теряем надежд, и мне думается, что не всё так однозначно. Да, людям не передаётся в качестве приобретённых, изменяющих их генетику инстинктов навыки общественно-политической борьбы, как и умение ориентироваться в классовых битвах. Просто – с людьми необходимо вести работу, объясняя им основы марксизма и возможности научных социалистических методов для преобразования пост-капиталистического обществ, чей нео-либеральный идейный комплекс потерпел фиаско.  Для этого нужно использовать все доступные трибуны для агитации, – от открытого, личностного (в т.ч. работа в социальных сетях), до – более масштабного, постепенно переходя на непрозрачные для спецслужб нашего противника аккаунты (такие, как TORа, например).

 

Неизбежный вопрос с моими собеседниками из России; как вы видите русскую левую после восстановления капитализма, есть ли они на уровней задачи социальной ответственности, и каковы шансы в будущем, что мы увидим единую русскую левую?

Дело в том, что истоки  «русской левой»  – еще в  позднесоветскую эпоху, когда страну «пожирала» социально-политическая энтропия, с чуждой социализму «теневой экономикой» и двойными идеологическими стандартами. Первые альтернативные марксистские кружки, оппозиционные советской правящей элите (представители которой уже к началу 80-х гг. ХХ в.  начали формировать первые буржуазные очаги, давая ростки в другие социальные группы), возникли уже в 80-х, и в позднем СССР уже были «инакомыслящие» и даже левые политзаключенные, одним из которых является один из теоретиков новой русской левой – наш старший товарищ Александр Николаевич Тарасов. Им претило начинавшее превалировать в советском обществе мещанское, мелко-буржуазное сознание – апофеоз которого и привёл в конце концов к «Термидору», произошедшему под видом «Перестройки» в горбачевскую и начало ельцинской эпох. Пришедшая и довершившая разгром «страны победившего социализма» тотальная капитализация 90-х, навязывающая российской общественности новые идеологические нормы (консюмеризм и стремление к личному преуспеванию), была встречена уже кое-каким, пусть разрозненным, но существующим идейным левым сопротивлением. В этом можно заметить подтверждение мыслей выдающегося кризисного марксистского философа Дьёрдя Лукача, считавшего, что марксистская максима – «бытие определяет  сознание», – не должна восприниматься формально, буквалистское восприятие её руководителями социалистического общества пагубно влияет на его развитие. История подтвердила, что этот процесс происходит в парадигме  неизбежно  переплетающихся материальной и идеологической реальностями, общественное сознание, в котором преломляется материальное бытие, также влияет на него, в свою очередью.  Кризис марксизма-ленинизма, с вырождением партийной элиты, можно было разрешить, применив марксистское диалектическое сознание как метод изменения развивающегося социализма, но, к нашему сожалению, история не терпит сослагательного наклонения.

Мы видим, как сегодня Европа выступает за так называемый демократический социализм 21-го века. Является ли он для вас также рецептом в борьбе против существующей капиталистической системы, и возможно ли добиться успеха без применения научного социализма?

Хороший вопрос, дорогой амиго! И, кстати, истинные теоретики и практики марксизма всегда придавали ему большое значение, – мне в этом случае хотелось бы процитировать В.И. Ленина, из его грандиозной работы «Государство и революция»: «…Диалектика заменяется эклектицизмом: это самое обычное, самое распространенное явление в официальной социал-демократической литературе наших дней по отношению к марксизму…При подделке марксизма под оппортунизм подделка эклектицизма под диалектику легче всего обманывает массы, дает кажущееся удовлетворение, якобы учитывает все стороны процесса, все тенденции развития, все противоречивые влияния и прочее, а на деле не дает никакого цельного и революционного понимания процесса общественного развития»

Сначала отвечу на вторую часть твоего вопроса.

Любая протестная революционная коммунистическая, социалистическая практика обречена на провал, – без предварительного изучения классиков, давших нам базовую фундаментальную теорию социальной революции. На протяжении почти 30-ти лет происходят печальные и позорные дефолты безграмотных «левых» формаций, активисты которых как будто не имели и представления о том, что изложено в основополагающих трудах Маркса и Энгельса. Нет смысла засорять наш диалог перечислением сотни подобных организаций в новейшей политической истории Европы.

Как добровольцы организации, много лет практикующие стратегию энтризма, мы не исключаем, что среди апологетов и активистов, двигающих в странах Европейского Союза концептуальный проект очередного «социализма», – «Социализма 2.0», – есть наши потенциальные соратники, единомышленники, с которыми мы готовы выходить на конструктивный товарищеский диалог. Однако мы, как международное революционное движение людей, идентифицирующих себя социал-коммунистами, верно следуем парадигме базисного классического научного социализма. И – подвергаем критике такой искусственный буржуазный гибрид, как «демократический социализм», различные варианты которого провозглашали своей целью капиталистические страны Европы, с начала ХХ в. и по сей день.  Тут нет никакого новаторства, товарищ Гордан…  Так, модели «демократического социализма» придерживалась и придерживается руководство Социал-демократической партии Германии (СДПГ), Социалистической партии Австрии (СПА) и лейбористской партии Великобритании. При этом руководство их по основополагающим вопросам отошло от позиции научного социализма, войдя в соглашение государственно-монополистическим капитализмом. Прежде всего их роднит принадлежащая к системе буржуазных теорий собственности реформистская концепция собственности, представляющая собой составную часть «Демократический социализм». Я не хочу здесь её анализировать, она охватывает широкий круг воззрений, возникших в ходе исторического развития как отклонение от учения научного социализма. Беда в том, что это сращивание в теории с буржуазными классами современного представления о демократическом социализме стало, по сути, идеологической доктриной, которая играет особую роль в апологии современной государственно-монополистической системы: с помощью идеи о «трансформации» капитализма в новый социальный строй (социализм) они хотят, выдвинув сомнительную альтернативу учению марксизма-ленинизма о неизбежности социалистической революции, отодвинуть это учение в «тень истории». Социал-демократы так же провозгласили уже давно, что к справедливому социальному строю можно прийти посредством реформ, т. е. путем постепенного «улучшения», «модернизации» трансформировать существующий капиталистический общественный строй, не затрагивая его основ – классовых противоречий, которые таким образом отнюдь не снимаются. Представители «демократического социализма» маскируют свое учение псевдосоциалистической фразеологией, выдавая реформенные преобразования как «третий путь» уход. Их усилия нацелены на дискредитацию идей марксизма и социализма в глазах трудящихся. В руководстве большинства социал-демократических и социалистических партий, объединенных в Социалистический интернационал, в настоящее время преобладает, по сути, антикоммунистическая линия. В основе «демократического социализма» лежит не единая и завершенная теоретическая концепция, но скорее эклектическое соединение многочисленных, чрезвычайно разнородных взглядов и идей, высказанных в настоящем и прошлом ревизионистами и оппортунистами, теоретиками крупной буржуазии и неолибералами. По мнению же социал-демократов, развитие демократических институтов и широкое участие трудящихся в общественно-политической жизни, – через массовые организации, влияние и «контроль» общественного мнения, через демократические парламентские выборы и общественное участие в законодательстве, «преобразует» политическую сферу жизни и даст трудящимся широкие возможности с политических позиций влиять на социально-экономические отношения и, конечно, на собственность. Еще в конце ХХ в. они считали, что в этом случае развитая демократия все шире проникает «внутрь» производственных отношений, внутрь собственности, оттесняя крупных собственников и предпринимателей, усиливая влияние трудящихся, их организаций на осуществление правомочий собственности, на управление предприятиями, превращая рабочих в мелких, но массовых акционеров. Реальность показала, что растущие ТНК в конечном счете игнорировали как права трудящихся, так и достижения развитой демократии, –  даже приводимые ими ранее примере влияния реформ, как рост государственной собственности на средства производства и введение прогрессивной шкалы доходов, обернулись своей обратной стороной – в большинстве стран произошло сращивание корпораций с правящими государственными элитами, которые отменили в том числе и систему прогрессивных налогов… С марксистской точки зрения причина произошедшего ясна – государственная власть, как система подавления будет обслуживать интересы буржуазного класса – монополистического капитала, внушая с помощью социал-демократических партий массам демократические и псевдо-социалистические иллюзии, сильно преувеличивая возможности демократии при современном капитализме. Буржуазная демократия остается властью капитала, умеющего обходить и сводить на нет многие демократические завоевания масс, использовать частичные уступки им для укрепления своего господства, а также применять вовсе не демократические, а открыто насильственные и беззаконные террористические средства охраны своих интересов. Собственность на средства производства, меняя — иногда довольно существенно и симптоматично — свои правовые формы, остается капиталистической. Да, в качестве одного из направлений процесса накопления предпосылок неизбежного революционного перехода от капитализма к социализму марксизм-ленинизм признает большое значение борьбы за всестороннее развитие демократии, ее завоеваний и институтов. Но теоретические основы воззрений социал-демократов, давно уже совпадая с главными буржуазными теоретическими течениями и создавая тем самым искаженную картину перерастания монополистического капитализма в государственно-монополистический, якобы справедливый строй, полностью девальвировали тем самым понятие «демократического социализма». Некогда «наивные» представлениями соц-деков о «трансформации» капитализма (которое должно было произойти в связи с возникновением и ростом социалистических элементов внутри капиталистического общества и путем постепенной эволюции), который способен автоматически преобразиться в общество другого, некапиталистического типа, – невозможно реанимировать. Это будет либо фальшь, оппортунистическая фальсификация, либо – недомыслие, преступное незнание недавней истории.

Я думаю, что большинство моих товарищей согласно со мной в том, что в последние годы никого больше не прельщают социал-демократические движения, которые в большинстве развитых стран мира стали ренегатами, как в теории, так и на п практике, в контексте спорадических проявлений классовой борьбы. Так что на предложенный тобой вопрос по поводу того, что «Европа выступает за так называемый демократический социализм 21-го в.», – скажу тебе совершенно точно: для нас он не только   не является рецептом в борьбе против капиталистической системы. Да, в самом определение «демократический социализм» нет ничего плохого, – просто в применении к представителям самых нищающих стран ЕвроСоюза, – это абсурдно. Евроскептики, которые за него выступают, получат в лучшем случае очередную «Сиризу», скомпилированную из лево-популистских симулякров. Мы знаем, чем закончилась победного прихода греческой «Сиризы» к власти: Ципрасу, чтобы остаться у власти еще хоть немного – лихорадочно пришлось хвататься за маржевые займы…

 

Скажите мне, товарищ Алёна, какую боевую стратегию сегодня практикует организация “Юго-Восточная Звезда”?

О, мой дорогой камрад, – это естественный, но наиболее сложный для полноценного ответа вопрос! Да, однако этот вопрос очень популярен у моих собеседников – особенно российских «левых журналистов», 95% из которых курируется оперативными сотрудниками УФСБ.

Я не имею полномочий от своих боевых товарищей и членов Интернационального Координационного Комиссариата ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЗВЕЗДЫ раскрывать в открытом информационном пространстве более подробные детали боевой стратегии нашей революционной организации. Ты это прекрасно понимаешь, товарищ Гордан: «обученные сторожевые собаки» Капитала – специальные службы и интеллектуальные сервисы, обеспечивающие безопасность бизнес-содружества правящих буржуазных классов, 24 часа в сутки осуществляют мониторинг глобальной интернет-сети, – в поиске заявлений, исходящих от возможных резистентных боеспособных как религиозных, так и леворадикальных формирований, их политических программ и боевых стратегий. Нельзя недооценивать или игнорировать такую опасность. Однако, всё же, я могу изложить тебе, как нашему близкому товарищу, некоторые теоретико-практические аспекты нашей многолетнего интернационального стратегического действия, не вдаваясь в особенные подробности.

Как это не странно прозвучит, но предварю свой ответ цитатой из вечного оппонента наших революционных классиков гражданина Каутского, который в 1900 году верно подметил: «Мы знаем, что грядущий кризис принесёт нам новые формы борьбы, которых мы ещё не можем предвидеть теперь».

И, действительно, наш личный опыт 7-летней интернационалистской политической работы, полный побед и ошибок, – первичен. А, уже, теория практической реализации нашего международного социал-коммунистического действия – вторична, ибо её страницы пишутся нашей лабораторией основываясь, в первую очередь на личной многолетней эмпирике.

Однако наш опыт – как инструкция к атаке и обороне слишком ещё слаб и далёк от совершенства без тех трудов 20-го века, посвященных практической       резистентной борьбы, которую в бессмертных текстах оставили нашим поколениям их героические предшественники.

Мы считаем, что должны быть готовы и передать своим преемникам умение ориентироваться, если нужно, в основных методах партизанской борьбы, как вообще, так и городской. Так как современная партизанская война во всей своей полноте является комплексным процессом, дополненным сложной доктриной, осуществляемой на базе того или иного комплекса идей, которыми будут вооружены её участники, необходимы к изучению работы, где кратко изложены тактика и стратегия сопротивления в условиях и городов и природных ландшафтов – «Бразильская герилья (Краткий учебник городского партизана)» Карлоса Маригеллы; работы, проведённой на опыте кубинской революции – «Городской герильи» Эрнесто Че Гевары,  мы считаем возможным  использование и разных справочных работах, таких, например, как как «О партизанской войне» Мао Цзе Дуна. Использование трехфазной маоистской модели ведения партизанской борьбы подразумевает: первый этап, когда партизаны должны заручиться поддержкой населения путем наглядных нападений на аппарат правительства и пропаганды и агитации своих идей среди остального   населения: второй этап – совершение всё более частых нападений на военные и жизненно важные учреждения правительства; и, наконец, на третьем этапе люди должны освоить основы военной теории, тактики и стратегии, чтобы использовать обычные боевые действия для захвата городов, свержения правительства и установления контроля над страной. Еще большее распространение, чем книга Мао, у наших товарищей в ходу распечатанное руководство по народной войне вьетнамского военного лидера и теоретика Во Нгуена Гиапа «Народная война, народная армия», который следуя маоистскому трехэтапному подходу, больший акцент делает на гибкое переключение между мобильной и партизанской войной, нахождение на стыке их оптимальных возможностей для стихийного «всеобщего восстания» в сочетании с партизанскими силами.

Мы, безусловно, отдаём отчёт в том, что данный комплекс инструкций к практическому действию в контексте эры высокотехнологического уличного контроля за гражданским населением наших с вами стран, по ряду технических аспектов – устарели кардинальным образом. Но и эта проблема была основательно продумана первоначальным составом Интернационалистского Совета Координирующего Комиссариата – ещё в 2012 г., – сразу после первого учредительного совещания нашей сетевой организации, прошедшего в лагере Сихам, на Остове Куба. Затем, на интернациональном Революционном Совете начала 2013 г., проходившем в сербских городах Нови-Сад и Крагуевац, где среди прочих приняли участие комиссары и добровольцы Сетевых Ставок России, Никарагуа, Словакии и Ирландии, – среди них были не только гуманитарии, но и несколько дипломированных специалистов в области IT-технологий, средств технической безопасности, которые выступили с инициативой о создании постоянной международной рабочей группы по адаптации и редактуре проверенных историей методов к усложнённым условиям 21-го века. Я могу ответственно заявить, что спустя 6 лет этих непростых лабораторных трудов, на сегодняшний день – работа группы завершена. Труды раннего В.Ленина, Эрнесто Гевары, Карлоса Маригеллы, Во Нгуена Гиапа, – сегодня имеются нашей организацией в виде доработанных готовых электронных методических пособий на английском, испанском, фарси и русском языках и абсолютны готовы к эффективной реализации на практике накануне 20-х годов 21-го столетия.

Учитывая все ошибки, к началу ХХI в. заведшие в тупик марксистские и социалистические партии и движения, потерявшие свой электорат, – мы вырабатывали н а основе уже работающих в прошлом свою стратегию, понимая, что при ситуации, сложившейся в современном мировом социально-политическом ландшафте, при возможности абсолютного тупика развития капиталистического общества, в любую минуту способном вылиться в дестабилизации целых регионов, мы просто не имеем морального права на ошибки, которые могут стать фатальными. Коллективными усилиями нами выработана программа социал-коммунистического военизированного трансрегионализма. Тактическими действиями при этом является поэтапная, несанкционированная классовая резистенция, координируемая нашим  сетевым прото-Интернационалом. Динамическое революционное действие во многих направлениях предполагает также умение отчетливо «зеркалить» методы буржуазных политтехнологов: если они давно применяют «теорию управляемого хаоса», создавая дестабилизационные ситуации во многих странах с враждебным им правлением, – мы также готовы к максимальному созданию дестабилизационной ситуации в империалистических державах, – с децентрализующей тактикой, работающей в строжайшем согласовании с региональными левыми политическими формациями в 12-ти – 15-ти странах мира, которая позволит выявить первое слабое место в мировом буржуазном интернационале, ведомом МВФ. Принимая то или иное решение (если приходится его принимать вне присутствия всех Сетевых Комиссаров), мы учитываем, что они делегировали нам свои права. Ведь коллегиальность вносит и риск –  риск такого явления, которое революционный поэт Владимир Маяковский обличал в своей поэтической критике, назвав современную ему партию – «прозаседавшимися». Мы не хотим «заседать», тем более, что сейчас почти всегда есть возможности киберсвязи (при этом – не прозрачной для наших врагов), – чтобы максимально точно скорректировать нашу деятельность. Так получилось, что у меня уже есть опыт принятия в разных региональных ситуациях (в основном – в том, что касается нашей интернациональной помощи) спонтанных, но по-возможности наиболее объективированных решений и действий, и, по прошестию времени, после того, как они были одобрены моими коллегами-комиссарами, я имею право считать, что мне удалось верно принять решение – в соответствии с основным руслом нашей деятельности, не уводя её в сторону, – идя по пути творческого переосмысливания всех наши теоретических (стратегические и тактические) наработок в применении к каждой возникшей ситуации.

Что касается непосредственного вопроса подготовки товарищей добровольцев – как российского сегмента, так и иных Сетевых Ставок ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЗВЕЗДЫ, то здесь происходит всё примерно симметрично: есть полугодичный курс теоретической подготовки; затем – экзамены по теории марксизма, истории его интерпретации, истории революционных движений 19-го, 20-го веков; экзамен по основам конспиративной практики. Следующий этап – это совместное участие в ежегодных военно-полевых сборах, в которых принимают участие как опытные добровольцы, так  и новобранцы. Не могу детализировать всё, применяющееся в наших Сетевых Ставках стран Евросоюза, стран Южной Азии, Ближнего Востока и большой Америки. Но наши военно-полевые сборы проходят при участии инструкторов – ветеранов локальных войн, воинов-интернационалистов, верно примкнувших к нашей организации ещё в 2013-2014 гг., т.е. у истоков её основания. Включая 2016 г., при профессиональном конспиративном подходе, товарищами-добровольцами 11-й Сетевой Ставки ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЗВЕЗДЫ проводятся ежегодные военно-полевые сборы. Последние сборы были весной 2016 г. – в двух временных лагерях, – в горному лесу под Абинском – на Кубани и в горном лесу в районе населенного пункта Нар, – на самом юге Северной Осетии – уже за несколько километров до Перевала. Однако на территории РФ, пусть и в закрытых горно-лесистых местностях, – государственные силовые структуры без особых проблем способны, в контексте «антитеррористический контроль с воздуха», положить конец таким начинаниям. Нам рассказывали осетинские друзья, что теперь стало «опасно собираться на праздники или на дни рождения в горных лесах Северной Осетии, – могут расстрелять сверху, не разбираясь, кого ликвидируют». В этой связи, приходится переносить лагеря для военно-полевых сборов «ЮВЗ» – например, в Нагорно-Карабахскую Республику в составе Армении, под г. Шуша, – на базе  карабахской дашнакской территории, дружественной ЮВЗ (которой покровительствует сам президент НКР Бако Саакян). Если брать 7 регионов Кавказа и Закавказья, а также Астрахань и Воронеж, то боеспособного актива добровольцев – лихих парней и небольшого количества девушек – 107 человек. Естественно, дай бог, что бы хотя бы треть из всего остального человеческого состава – смогла себе позволить выехать в Нагорный Карабах. Товарищеская общинная касса – практически пуста (по сравнению с тем же 2016 годом), а у бывших инвеститоров (спонсоров) «ЮВЗ» сейчас также – проблемы. К концу сентября 2019 г. в Карабахе намечено что-то вроде  «международного молодежного конгресса «дружбы народов» (или что-то подобное, – название я точно не знаю, – его спонсирует новое Правительство Николы Пашиняна: По этой причине заезд на территорию Карабаха добровольцев ЮЮВЗ, из разных регионов РФ и ближнего зарубежья – разрозненными группами, – не вызовет особого внимания у армянских спецслужб…

Я, будучи женщиной, и – являясь Комиссаром, чувствую себя всегда обязанной, наравне с нашими парнями и некоторыми девушками, принимать самое полноценное участие в ежегодных военно-полевых учениях; стараюсь не терять физической формы Кроме того, занималась стрельбой и на легальном уровне (имею небольшой спортивный разряд). К чему – активно приучаю свою единственную 15-летнюю дочь.

Каков характер российских позиций при Путине сегодня на Украине и в Сирии, по вашему мнению?

Для местных теле-кибер-патриотов, национал-коммунистов, имперцев-«путиноиодов» и прочих, радостно аплодирующих отыгранной «кровавой карте» Сирии,  российские позиции на Украине и в Сирии отмечены победными реляциями, с нарастающим духом великорусского патриотизма. В подобной ситуации, если имеешь смелость вступить в открытый общественно-политический диспут, в качестве  супердовода в любой полемике тебе тычут  “путинской Сирией – спасением Асада”, и не терпят сомневающихся в “победоносной внешней политики неолиберального пост-империалиста (гражданина В.В. Путина)”. Хотя большинство людей нуждается в небольшом «ликбезе». Прежде всего необходимо отметить, что во всём этом – ни капли патриотизма, – ведь в переводе с латыни «Patrio» – это Родина, а она у представителей разных классов как бы тоже – несколько разная. Буржуазно-чиновничий правящий класс России в регионе Восточного Средиземноморья прежде всего волнуют  собственные  экономические и, в соответствии с ними, геополитические интересы. Сегодняшняя Россия в своей внешней политике, наученная горьким опытом неучастия в военных конфликтах в Югославии, в Ливии, где оставалась вдали от арены борьбы, вне «дележа» результатов, чего не могла себе более позволить российская крупная буржуазия, – пытается предотвратить подобное развитие событий. Цель капиталистических элит Кремля – любой ценой поддержать сирийский режим, чтобы именно они монопольно   владели ситуацией, а не евро-атлантические силы. То есть правящим политическим классом страны, тесно срощенным с бизнес-элитой, в контексте геополитических целей РФ и своих выгод необходимо, чтобы в данном регионе мира управляли части сирийской буржуазии, представленные режимом Асада (с ним или без него), играли бы ведущую роль в эксплуатации природных и людских ресурсов своей страны, и чтобы этим они были обязаны России. Такое развитие событий позволяет РФ выйти из тупиковой ситуации на Украине, дает возможность воспользоваться противоречиями между Германией, Францией и США. Кроме того, позволяет ей найти подход к сближению с режимами Ирана, Ирака и Египта. То, эффективно или неэффективно элиты РФ осуществляют в Сирии защиту своих интересов, –  показывает, сможет ли Россия проявлять и в дальнейшем продвигать свои интересы в Центральной Азии и в других регионах, в которых планируется дальнейшее проникновение ее капитала, –  например, в Египте, или Иране. Иными словами, для кремлёвской верхушки ставка на сохранение российских позиций в Сирии является своего рода «гарантией» для дальнейшего проникновения Капитала, принадлежащего олигархической горстке правящего класса РФ, в остальные страны региона. В Украине же, где после победы нового президента, бывшего шоумена Зеленского, имеющего популярность и распустившего сразу после своей инаугурации всё правительство Порошенко и всех депутатов Верховной Рады, набирая туда членов своей команды, – что ж, я думаю, история покажет, совпадут ли неназываемые, возможно, цели нового президента с интересами правящих российских элит. Пока он в своей риторике привычно заявляет о том, что Крым должен быть украинским, и отстаивает остальные территории, оккупированные силами РФ – но, скорее всего, Зеленский постепенно откажется от борьбы за украинские территории (ну, или сдаст эти позиции незаметно, когда, хотя они будут номинально и украинскими (я думаю, что всё же кроме Крыма,  который активно осваивает столичный московский капитал, и его уже оттуда не сдвинуть), правительство не будет благоволить к бизнес-планам по этим территориям украинских олигархов, оставляя всё как есть.

      Другой вопиющий момент: начиная с 2015 года и заканчивая – 2019 годом, президент Владимир Путин раз 10, публично – перед всем мировым медиа-пространства – радикально отрицал какое-либо участие РФ в непосредственной военной агрессии на суверенных территориях Украины. Администрация Официального Кремля опровергает обвинения правозащитных организаций и обвинения в их вооруженных незаконных вторжениях и постоянных военных действиях на территории Донецкой и Луганской областей Украины: Пресс-служба администрации президента и другие СМИ активно проводят миф, что там действует исключительно коренное население юго-восточной Украины, самостоятельно организованное и, ссылаясь на некий «референдум» (не зафиксированный украинскими регионами), создавшее самопровозглашенные квази-государства:    «Новороссию», «Донецкую Народную Республику» и «Луганскую Народную Республику». Эту информацию не считает сегодня мифом только 90% российских граждан; и – парадокс: зачастую коммунисты и антифашисты Европы искренне готовы отстаивать созданные путинской администрацией для античеловеческого геополитического совместного бизнеса московской и украинской буржуазии проекты.

   Наше многолетнее антивоенное независимое расследование, если на то будут соответствующие условия безопасности для организации и её членов, – сегодня готово открыть миру правду о происходящем.  Мы уже имеем неопровержимые факты и документальные доказательства бонапартистских планов правящего класса нео-империалистов Путина на 2019: скажем так, о возможных вторжения ограниченного контингента российских вооруженных сил на территорию Запорожской и Одесской областей…  Наш программный проект “Антивоенный фонд” ставит под угрозу задуманное правящими буржуазными кликами двух стран, – в виде собранных нашими товарищами военных карт, фотографий и документов, которые способны, с глобальным информационным объявлением этих данных, – прекратить будущую кровавую войну… По нашим сведениям, – самыми различными методами олигархический правящий класс Москвы, во главе с господином Путиным, теневыми путями активно инвестируют сепаратистский проект «Запорожская Сечь»… А сравнительно недавно от наших товарищей из Греции, представляющих 8-ю Сетевую Ставку (Элладский Штаб) ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЗВЕЗДЫ, в которую входят Афины и Салоники, начала поступать информация о том, что российский табачный миллиардер, дважды Депутат Госдумы РФ Иван Саввиди, имеющий как российское, так  и греческое гражданство и представляющий путинскую партию власти «Единая Россия» – напрямую замешан в вышеуказанных процессах, а именно – в хитрой схеме инвестирования очередного конфликтогенного про-кремлёвского проекта ( с рабочей версией названия «Русское Запорожье» или «Запорожская Сечь») внутри суверенной Украины: как представитель правящего класса и крупной российской буржуазии господин Иван Саввиди с начала 2018 г., в стремительно нищающих греческих Салониках открывает богатую инвестиционную благотворительную организацию «Фонд помощи русскоязычным грекам Украины», который, в свою очередь, является дочерним предприятием российского «Благотворительного Фонда И. И. Саввиди». Это уже о чём-то говорит, дорогой Гордан?.. Далее: в течении 2018-2019 гг. г-н Саввиди, доверенное лицо президента Путина, представляющее его политэкономические интересы, казалось бы, исключительно в границах Греции, – проводит десятки встреч с прибывающими в здании «Фонда помощи русскоязычным грекам Украины» визитёрами из Украины, которые уезжают после каждой встречи с И.Саввиди с чемоданами денежной наличности, прибывающей через г-на Саввиди из Москвы. Кто же в этой истории является «объектом благотворительности»?.. Кто эти нищие «русскоязычные греки Украины»?.. Отвечаю: это г-н Макропуло – глава греческой общины г.Мелитополя Запорожского региона, владеющий рестораном и крупнейшей строительной компанией города, и госпожа Пичаджи – председатель Всемирного Совета Греков Зарубежья, глава греческого общества г. Мариуполя Донецкого региона. Непосредственным свидетелем этих процессов является наш близкий человек, фамилию и должность которого я просто не хочу озвучивать в открытом доступе – в силу хотя бы того, что мне, как коренной жительницы г.Ростова-на-Дону, широко известны криминальные склонности г-на Саввиди. И это – всего лишь один из примеров того, как вассал Путинского Кремля, не первый год скандально орудующий на Балканах, почти открыто вносит кровавые московские инвестиции – через не облагаемые налогами национальные диаспоральные объединения в Донецкий и Запорожский регионы для развязывание очередной гражданской войны в Украине, как итог – реализации очередного нео-колониального «Плана Путина».

 

Какое-то время вы были в рядах сандинистов в Никарагуа; поэтому прокомментируйте, как вы оцениваете ситуацию в Боливарианской Республике Венесуэлы сейчас и политику президента Мадуро?

 С твоего позволения, компаньеро Гордан, я начну ответ – отрывком из последнего, предсмертного интервью нашего товарища Уго Чавеса… Уходя из жизни и, возможно, понимая, что его властный преемник, просто в силу своей слабохарактерности – обречён на провал, Товарищ Уго свое последнее интервью-наставление закачивает однозначной цитатой ВИ. Ленина, Вождя Мировой революции: «Всякая революция лишь тогда чего-нибудь стоит, если она умеет защищаться».                                                                         К сожалению, в лице честолюбивого преемника своего великого предшественника товарища Уго – в Николасе Мадуро, который последние годы каждый свой шаг как будто сверяет с фиктивной и грозной проекцией под названием «мировое демократическое сообщество», мы увидели руководителя-жертву; руководителя, способного практический развалить такой перспективный проект – как Альянс ALBA, но не способного защитить оставленную ему в ответственное наследие Боливирианскую Республику…

 Позволю привести здесь ещё одну цитату, менее известную, – она принадлежит Команданте Рубену, из независимого добровольческого формирования, которое уже 2-й год не вылезает из гор, являющих собой естественную границу между Колумбией и Венесуэлой: «Мадуро «затянул петлю на совей шее и поставил на катастрофический край всю Болиривианскую Социалистическую Венесуэлу, пытаясь использовать неконтролируемый ввоз финансовых средств Внутреннего Врага, – для залатывания дыр огромнейшего дефицита и возрастающего нищеты 5-ки «заброшенных» им в политических гонках штатов Венесуэлы». Этот командир-боливирианец, верный делу Уго Чавеса, вместе со своими товарищами несколько лет отбивает диверсионные вылазки из-за колумбийской границы британских и североамериканских ЧВК и организованных ими колумбийских парамилитарес. Н.Мадуро отверг предложение Tupamaro – расставить наши небольшие вооруженные группы в качестве «народной милиции», наблюдателей, разбросанных по всем крупным городам всех штатов Венесуэлы. Он постеснялся «потеснить» международных наблюдателей. Как итог, реальная победа оппозиционных представителей в 7-ми стратегически важных штатах Венесуэлы: Сукрэ, Сулия, Варгас, Португеса, Баринас, Фалькон и Гуарика. И позорная подтасовка результатов людьми Мадуро из  PSUV, – с торжественным заявлением о победе правящих социалистов регионах в 2017-м, что дало возможность «мировому сообщество» говорить о махинациях и фальсификационных методах преемника Уго Чавеса. После чего статус Мадуро – разительным образом упал – от 47% поддерживающих его (а точнее – боливирианское правительство) до 30% населения в некоторых регионах Венесуэлы. Проблема в том, – продолжает команданте, – что, сделав президенту вышеуказанное предложение, – «мы не хотели никого пугать на предвыборных участках; нашей задачей было – контроль во избежание подкупа тысяч человек из этих самых социально-неблагополучных штатов людьми Энрике Каприлеса и Леопольдо Лопеса… И он произошёл». Например, 15 организаций, входящих в «Круглый стол демократического единства» – MUD, наштампованных полит-технологической командой (постоянной консультативной группой» – “Standing Advisory Group” ныне ушедшего во временную «политическую тень» Энрике Каприлеса Родонски) – просто мешками и коробками ввозили в 2017 г – 2018 г. , и в начале января 2019 г.  – «наличку» на территорию Венесуэлы – под видом «гуманитарной помощи» самым кризисным штатам страны. Эти «денежные караваны» MUD ввозились в Венесуэлу «волонтёрами» lopesidas – через пограничные пункты Колумбии (например, через Сан-Антонио-дель-Тачира)». Насколько известно команданте Рубену, бывшее городское политическое руководство – в лице Камилио Альтамирано, имеющего связи в  спецслужбе SEBIN (сотрудники которой пытаются сейчас контролировать основные погран. пункты – с Колумбией, Бразилией и Перу) передавали офицерам погранслужбы этих пунктов команду от высшего руководства – в том случае, если на мешках, коробках и контейнерах, поступающих в транспорте для пересечении колумбийско-венесуэльской границы, будет стоять печать «Programa humanitario ALBA – a pedido PSUV» – недосматривать их содержимое… Далее офицерами пограничной службы фиксировали на фото-видео съемке описанным образом маркированные грузы, которые, по свидетельству наших товарищей, пропускались через границу неоднократно – на территорию Венесуэлы. Подавляющее большинство Городского политического управления Movimiento Revolucionario Tupamaro – осталось в эти дни на защите законного Президента Н. Мадуро (не видя, на данный момент, ему достойных альтернатив – по логике защиты «наименьшего из зол»),  региональным же представителям Movimiento Revolucionario Tupamaro, которым волею случая довелось быть осведомленными о вышеописанных, и некоторых других фактах злоупотреблений,  – пришлось «уйти  во временный раскол», фактически выйдя из-под руководства главного политического управления  MRT и создать молодое боевое крыл «Frente Revolución en Guerra TUPAMARO», с представителями которого на защите достижений боливирианской революции, в некоторых приграничных районах Венесуэлы сегодня плечом к плечу сражаются добровольцы-интернационалисты. Среди них –  представители латиноамериканских ставок Юго-Восточной звезды, в среде которых есть и наши товарищи, направленные и координируемые Комиссаром обороны и безопасности Ставки тов. Аланом Кизлярским (они пополнили ряды  «Frente Revolución en Guerra TUPAMARO» в горах в  марте 2019 г., но связь с ними есть не всегда).  Наши венесуэльские друзья и единомышленники пишут нам много о том, что происходит сейчас в Венесуэле, и даже их мнения зачастую расходятся. Это зависит, на мой взгляд, от жизненной ситуации и разного опыта борьбы. Venesolanos compañeros, которые проливали кровь за сохранение достижений революции, защищая Боливирианскую Родину в приграничных горах в Делисии и Ла-Хонда от групповых колумбийских диверсий, при этом – будучи членами правящей партии и будучи вынужденными принять на себя все ошибки правления Николаса Мадуро, – возвращаясь иногда в Каракас, заставали всё более усиливающуюся экономическую дестабилизацию, локальные очаги безвластия и тотальную зависимость населения от спекулянтов: так, выдаваемые правительством талоны на бензин вообще негде отоварить, его можно купить только по вчетверо завышенным спекулянтами ценам. Нашим боевым venesolanos compañeros трудно понять, почему до сих пор в столице ни Sebin, ни боливирианская гвардия не смогли разобраться со спекуляцией, вредительством и экономическими диверсиями, «ноги» которых растут из ультраправой буржуазной прослойки, почему правящая партия и сам Н. Мадуро не в силах выполнять завет Уго Чавеса – защитить революцию? Пусть Н. Мадуро априори не мог стать достойным преемником Уго Чавеса, взгляды которого стремительно прогрессировали, революционизировались по мере развития социалистических преобразований в стране, но – почему стало возможным позорное соглашательство Президента с венесуэльской крупной буржуазией, с её олигархической верхушкой, которое никак не может спасти боливирианское движение в стране. Даже простые жители пригородных районов понимают, что опасность, исходящую от горстки правых венесуэльцев, подкупающих толпу молодых венесуэльцев деньгами политтехнологов США, было никак нельзя предотвратить мирными путями, – люди говорили о том, что нужна диктатура боливирианского большинства». Ведь ТНК, чьи офисы и правление осуществляется в основном из США, а также ЦРУ и Пентагон, никогда добровольно не оставят такой «жирный» кусок, как Венесуэла. Мои venesolanos compa говорили мне, что прогремевшие по стране городские сarrimbas, – умело организованные и проплаченные уличные беспорядки с участием групп люмпен-молодёжи, лидеров которых поначалу финансировали «безобидные» НGО («отпочковавшиеся» от  прославившегося по всему миру NED  – «National Endowment for Democracy»), – будучи всего лишь первым шагом той многоходовой грязной комбинации, которую ведут в Венесуэле североамериканские политтехнологи, хоть и не смогли привести к «освобождению» нефтяной и богатой литием страны от «режима Мадуро», оставили тяжелые последствия по себе: разрушение основных пересечений магистральных автострад, обрушившиеся  от «коктейлей Молотова» и разграбленные магазины и торговые центры, в некоторых районах так и не восстановленные…Наряду с санкциями США, с экономической дестабилизацией,  а самое главное – с идеологической составляющей продолжающихся до сих пор сarrimbas, всё это составляет взрывоопасную смесь для существования свободной Венесуэлы. Трамп прекрасно понимает это, и Южное Командование США, скорее всего, не находит нужным тратить свои силы на организацию непосредственной военной интервенции: ведь никто из правительства Мадуро, ни Диосдадо Кабельо, ни Владимир Лопесидо, не имеет ни достаточных полномочий, ни, по-видимому, сильного желания взять спасение Венесуэлы в свои руки, избавив её от длящихся более пяти лет беспорядков на улицах городов и от нарушений границы, от смущающей население ситуации двоевластия, с самопровозглашенным альтернативным президентом Х. Гуайадо, признанным США и нео-либеральным проамериканским сообществом стран, во главе с пиньеровским Чили. Информация о кровопролитиях в Венесуэле, подчеркиваемая фотографиями многочисленных уличных беспорядках и стычках правительственных силовых структур с группами вооруженной молодёжи, облетели весь мир, создав среди широкой общественности представление о том, что венесуэльская молодёжь фактически вся не поддерживает боливирианскую революцию. Но это не так, – большинство молодёжи, военнослужащие боливирианских сил и курсанты военных училищ, выходцы из бедных слоёв населения, которым революция и чавизм дали возможность быть достойными гражданами своей страны, получить образование в Университетах и институтах, по-прежнему поддерживают боливирианские идеи и достижения. Враждебны им лишь те представители молодёжи, которые являются выходцами из семей мелких и крупных предпринимателей, а также, к сожалению, – тех, кто под давлением экономических лишений, не имея работы (так как противники власти, хозяева производств, сейчас всё чаще останавливают  заводы и  фабрики), поддались на враждебную, буржуазную пропаганду, работающую  даже в качестве стойкой моды на  участие в стихийных антиправительственных  беспорядках в столице и крупных городах. В качестве необходимой ремарки нужно заметить, что «чавистское движение», или «чавизм» – понятие, которое в наше время используют и друзья, и враги (последние – когда говорят о «фиделизме» и «чавизме» как о некоем коммунистическом зле, о диктатурских красных режимах с полным отсутствием демократии), при этом изначально «чавизм» – собирательное понятие (скорее публицистическое), и подразумевало оно под собой, вплоть до 2018 года, лево-ориентированную конгломерацию социалистических, коммунистических, маоистских и троцкистских политических, гражданских и военизированных формаций Венесуэлы. У истоков боливирианского движения, некоторые годы назад, они действительно были объединены пламенной революционной политической работой Команданте Чавеса, направленной в сторону интернационалисткой стратегии “Социализма ХХI”, охватившей и другие страны Континента (Эквадор, Боливию). Но наиболее стойко сейчас, на мой взгляд, держится только Боливия, где семена, посеянные борьбой отрядов Че Гевары, взошли в народе, возглавленном «маленьким хитрым индейцем, который ни за что не выпустит власть из рук», выходцем из сельскохозяйственного индейского профсоюза Эво Моралесом. Мы очень надеемся, что из среды революционных молодых боевиков, защищающих свободу Венесуэлы в приграничных горах Делисии и Ла-Хонда, или из боевиков, защищающих многочисленные  революционные «барриос» – пролетарские жилые районы Каракаса, самоорганизовавшиеся одновременно или даже раньше  прихода к власти Уго Чавеса, под воздействием кубинской революционной борьбы, в конце концов выдвинутся достойные лидеры для Венесуэлы, которые придут на смену Н. Мадуро, и будут более решительно защищать свою свободную родину, в качестве своих первых шагов предприняв национализацию всех отраслей хозяйства, – иначе буржуазная прослойка в Венесуэле не прекратит подыгрывать политтехнологам США, надеясь вновь стать политической правящей элитой страны.

 

Интервью брал Гордан Стошевич.

Your Header Sidebar area is currently empty. Hurry up and add some widgets.